Альбом Клавдии Михайловны Чулошниковой

Период Великой Отечественной войны остается самым неразгаданным в истории Пермского речного училища.Имеющиеся факты очень скупы.Известно,например, что о начале войны учащиеся узнали, находясь на буксирных и пассажирских судах, – здесь они проходили практику.

Большую часть из них сразу же забрали на фронт. (…) В здании Речного училища, на улице Ирбитской, все девять аудиторий были превращены в огромную коммунальную квартиру – здесь разместились семьи эвакуированных.

Речникам пришлось продолжать учебу в неблагоустроенном бывшем студенческом общежитии, которое стояло недалеко от Центрального рынка. Здесь часто не было света, в комнатах было очень холодно. После занятий учащиеся выгружали, перевозили и распиливали дрова, работали в подсобном хозяйстве, на железной дороге. (…)

Читаем воспоминания Клавдии Михайловны Чулошниковой (год поступления 1939): «Мы жили радостной,счастливой жизнью!Николай Кононович Виноградов сказал,что у нас будет «богатейшая профессия». И мы в это верили! На первый курс, в две группы судомехаников было принято по 34 человека. Среди них в каждой группе по четыре девушки. Девушка на флоте- это было тогда редкостью… И вдруг- война!Почти все наши юноши ушли на фронт.Наши четыре группы соединили в одну и получилось, что из 135 человек училище закончили только 14, причем 8 из них- девушки…»

Другие две группы из этих соединенных– судоводители,которых из 80 человек к 42 году осталось восемь: семь девушек и один парень.

Продолжаем читать воспоминания Клавдии Михайловны: «Учебные знания закрепляли практикой на судоремонтных заводах Заозерья, Нижней Курьи… При этом всегда бежали туда, где требовалась помощь: разгружали эшелоны с ранеными, стирали и штопали шинели, дежурили в госпиталях…»

Розовый большой альбом, в котором собраны воспоминания Клавдии Михайловны Чулошниковой о годах учебы –самый трогательный экспонат в музее Речного училища. Здесь три вырезки из газет и много фотографий этих девушек, оставшихся заканчивать речное училище, потому что «победа невозможна без тыла, действующего бесперебойно, и надежно работающего речного транспорта». За все два года девять месяцев учебы этих фотографий собрано достаточно, чтобы увидеть, как изменялись эти девочки.

Зима первого курса, сороковой год, на фотографии их четверо- с тщательно причесанными волосами, очень серьезные. И подпись внизу: «Мы очень боялись мальчиков и в комнату никогда никого не впускали и нас прозвали «монашками». Четвертая комната монашек».Нужно обязательно добавить, что среди учащейся молодежи тогда было не принято пить и курить.

Весна 41-го. Клава на сцене,с цветами, её награждают за отличную учебу. «Я люблю большие расстояния, я должна увидеть наяву Севера холодное дыхание, дальних океанов синеву!»

Начало лета 41-го года. Все те же четыре девушки на полянке перед общежитием. Цветастые платья, на головах- беретики, на ногах -белые носочки,туфельки. Подпись «Мы взрослеем. На нас обращают внимание мальчики. За нами ухаживают!». Все очень хорошо.

Дальше идет глухой лист без фотографий, сверху написано: «Кто осилил 41-й, тот будет бороться до конца! Из-за сложной военной обстановки у нас не было возможности сделать фото.

Алеша Зимин фотографировал нас в аудитории в суровом холодном 42 году. Это единственное фото нашего выпуска».

Фотография размером с открытку. На фоне глухой стены расположились восемь девушек и шесть парней. Лица не уставшие, а очень сдержанные. Те же тщательно причесанные волосы, подчеркнуто аккуратная одежда. Из взрослых, сидит в центре, только один мужчина в кителе, бритый наголо. «Николай Кононович Виноградов- наш наставник,преподаватель, директор училища, переживший с нами все нужды, голод и холод».

Последние шесть фотографий в альбоме объединяет заголовок «Наши мальчики».Иван Меркулов, Анатолий Пастухов, Петр Бычков,Виктор Плешков, Валерий Воронищев, шестая фамилия неразборчива. Все шестеро очень похожи, может быть потому что одеты парадно- пиджак, белая рубашка, галстук. В сорок втором году не каждый мог позволить себе носить такую одежду, но им это было важно, потому что теперь они серьезные специалисты.Выпускники Молотовского речного училища трудились на командных должностях на судах по всей Каме и Волге до Астрахани и Рыбинска.

Они водили плоты по Верхней Каме в период весеннего паводка. Ходили рейсами в Рыбинск, в Москву, в Сталинград. Попадали под бомбежки, перевозили боеприпасы, снаряжение, раненых, пленных.

На этих судах и на пристанях, к которым они причаливали, работало очень много вчерашних школьниц – аккуратных, собранных, бесстрашных. Девушки на флоте перестали быть редкостью.

Если взять «парадные» фотографии всех специальностей выпуска 1942- 1946 годов, то там тоже очень много девушек.

Но в 1947 году учебное заведение будет реорганизовано в Речное училище с военизированным уклоном. Конкурс в последующие годы будет доходитьдо пятнадцати человек на место, но почти сорок лет учиться здесь будут только юноши.

Но что же было дальше с выпускниками войны?

Из «Наших мальчиков» трое попадут на фронт, вернутся живыми, хоть и с тяжелыми ранениями и в жизни не пропадут.Валерий Воронищев, например, отличный баянист, оставит на фронте кисть правой руки. Переедет жить в г. Кунгур, там познакомится с таким же инвалидом, но потерявшим левую кисть. И вдвоем они будут играть на баянепо праздникам и людям это будет очень нравиться.

Клавдия Михайловна Чулошникова выйдет замуж и станет Федотовой, по семейным обстоятельствам уйдет со флота, окончит педагогический институт и будет преподавать иностранные языки в школе.У неё сложится очень хорошая семейная жизнь, вырастут умные здоровые дети, как и у остальных девушек выпуска 1942 года.

За три года до смерти с другого конца страны, из города Выборга, она отправит в музей Пермского речного училища розовый альбом своей юности, которым она всю жизнь так дорожила.

Любой человек, посетивший музей, может посмотреть его.

Из очерка Шеиной Татьяны Геннадьевны
преподавателя ПФ ФГБОУ ВО ВГУВТ

Письмо памяти

Музей истории Пермского речного училища хранит множество документов и фотографий о героях Великой Отечественной войны. Материалы собраны выпускниками, преподавателями, курсантами училища, переданы на хранение родными. Историю выпускника Николая Бабинцева мы узнали благодаря письму, написанному в 1995 году его сестрой.

«Мой брат, Бабинцев Николай Николаевич 30 апреля 1936 года окончил Пермский речной техникум, специальность техник-судомеханик. Работал он на заводе «Старый бурлак». А с 1937 по 1942 год служил во Владивостоке на транспортном военном корабле механиком.

Родом он из Перми 1915 года рождения. В декабре 1942 года отправлен на западный фронт. Из сохранившегося его письма – в декабре 1942 года, возле Тамбова проходил обучение пехотному делу и сообщил свой адрес – 1727 полевая почта, часть 48.

В полученном извещении: … в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество погиб. Похоронен 6 января 1943 года хутор Коврино Пролетарского района Ростовской области.

Из моей переписки известно – на месте боев отдельных могил, есть братские.

Прилагаю 2 фотографии. Если в училище есть музей, сохраните память о моем брате. Это нужно для будущих поколений и моих внуков».

Подпись: Бабинцева Марина Николаевна, 82 года

1 марта 1995

Мальцева Тамара Петровна

В 1938 году Тамара Мальцева поступила в Пермский речной техникум на судоводительское отделение. На 3-ем курсе работала 3-им штурманом на теплоходе «Вера Фигнер». Это был 1941 год.

В феврале 42 года учеба была закончена. А 8 мая 1942 вчерашняя выпускница Тамара отправилась на фронт добровольцем. Закончила курсы радиокиномехаников. В августе 1942 года была направлена на передовую.

«Прибыли в часть втроем, три молоденькие девчонки. Надень школьную форму – семиклассницы» — вспоминала Тамара Петровна. Была радистом, киномехаником, писарем строевой части, бойцом противоминного поста. Воевала на Ладожском озере, в бухте Морье, защищая «Дорогу жизни».

К концу августа 1942 года бухта Морье была частью самого большого на тот момент озерного порта страны Осиновец. Весной и летом 1942 года через него удалось эвакуировать из осажденного Ленинграда около миллиона детей, женщин, стариков, больных и раненых. Тамара и после войны вспоминала, как поразили ее тогда, поседевшие от страха и голода Ленинградские дети.

Над Ладогой летали «юнкерсы», отвлекая внимание зенитчиков. А в это время бомбардировщики сбрасывали мины в воду. Старшему краснофлотцу противоминного поста Тамаре Мальцевой нужно было в считанные секунды запеленговать место, куда они ложились. За выполнение этого задания она получила свою первую благодарность от командующего Краснознаменным Балтийским флотом.

Однажды попала под бомбежку. Вспоминала, как бежала с донесением в штаб. Вдруг налетели немецкие самолеты. Последнее, что помнит – как вдруг выскочила откуда-то фронтовая подруга Таня. Девчонки обнялись – умирать, так вместе…

Очнулась Тамара в госпитале. Жива.Но серьезная контузия. Два месяца не могла даже говорить. Оказалось, во время бомбежки девчонок буквально накрыло землей. Так бы и остались они там лежать. Но повезло — моряки, во время обхода обстрелянной территории, вдруг увидели торчащий из земли каблучок женского сапога. Раскопали. Спасли. Этот день Тамара Петровна всегда считала своим вторым днем рождения.

Фотографии из собрания музея истории Пермского речного училища,kamafleetforum.ru, fotosergs.livejournal.com

Селянкин Олег Константинович

Преподаватель специальной лоции в Молотовском речном техникуме (г. Пермь), зам. начальника по военно-морской подготовке, писатель, член Союза писателей СССР. Но, все это в мирное время.

А сначала была война. Финская, потом Великая Отечественная.

С первых дней войны Олег Селянкин на фронте. В июле 1941 г. из подводников сформировали батальон морской пехоты, Селянкин назначен взводным командиром.…Полтора месяца ожесточённых боёв под Ленинградом. Два тяжёлых ранения. Госпиталь в Молотове.

«…Мама вошла в палату, стараясь казаться бодрой. Улыбнулась моим товарищам и засеменила к моей койке. Села на ее краешек и спиной ко мне. Я боялся, что она заговорит со мной, боялся, что разревусь, услышав ее голос. Она не сказала ни слова. (…) Не знал я тогда, что в кармане белого халата мама комкала похоронку на меня, которую почтальон вручил, когда она вышла из дому, чтобы бежать ко мне…».

После госпиталя опять фронт.

28 августа 1942 г. у Сталинграда группа из 30 матросов-подрывников во главе с Селянкиным переправилась через линию фронта.20 дней они вели диверсионную работу, минируя и взрывая мосты, паромы, буксиры, понтонные переправы, выводя из строя коммуникации врага. За эту операцию командир удостоился Ордена Красной Звезды, бойцы — медалей «За отвагу».

Осенью 1943 г. Олег Селянкин начальник штаба дивизиона миномётных катеров. Воевал в составе речной военной флотилии под Сталинградом, на Днепре. В боях четырежды ранен.События тех лет он описал в своих книгах «Школа победителей», «На румбе – морская пехота», «Когда труба зовет», «О друзьях-товарищах», «На пути к победе» и других.

В начале 2000-ых на фасаде бывшего речного училища по Матросова, 13 установили мемориальную доску, гласящую: «В этом здании с 1946 по 1953 год готовил офицеров запаса ВМФ боевой моряк – защитник Сталинграда – писатель Селянкин Олег Константинович (1917-1995 гг.)». Памятник Олегу Селянкину установлен и на территории этнографического парка истории реки Чусовой.

А самое главное, память запечатлели селянкинские книги. Помните название одной из них — «Есть так держать!»… Это команда всем нам.

Благодарим за помощь в подготовке публикации Аркадия Александровича Константинова, преподавателя Пермского речного училища, кандидата исторических наук.

Эвакуация художественных коллекций в Пермь

В начале войны речным транспортом из центральных районов страны в Пермь были эвакуированы знаменитые художественные коллекции. В транспортировке грузов участвовали и учебные суда Пермского (молотовского) речного техникума.

«О масштабах работы можно судить по некоторым цифрам. Только живописных произведений было снято со стен, вынуто из рам и подготовлено к эвакуации свыше семи с половиной тысяч» – пишет в своих воспоминаниях Петр Балтун, директор Государственного Русского музея.

Для того, чтобы снять со стен такие огромные полотна, как «Последний день Помпеи» Брюллова, «Медный змий» Бруни, требовались усилия нескольких десятков людей, а насчитывалось таких колоссов свыше шестидесяти. Все эти картины надлежало освободить от рам и снять с подрамников. Огромные холсты, в 20, 40, 60 квадратных метров каждый следовало осторожно накатать на специальные валы.

Такая же работа шла и в других музеях. 16 августа баржа, в трюме которой размещались 85 ящиков эвакуируемых произведений из Третьяковки, а также экспонаты из коллекций Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина и ряда других музеев отплыла от Речного вокзала по Москва-реке. Почти сразу после отплытия, баржа попала под обстрел. Но повреждения оказались незначительными, пострадала только крыша судна. В Горьком ее починили, и здесь же взяли на борт коллекцию Русского музея.

14 сентября, почти через месяц после начала путешествия баржа причалила у крутого берега Камы, почти под самым зданием галереи.

«Осенью 41-го года подавляющее большинство учащихся и преподавателей речного техникума уходят на фронт, остаются в основном девчонки. 14 девочек – 2 судовых экипажа, по существу мужчин там раз-два и обчелся, это ветераны в основном. И вот они-то как раз и притягивают эту баржу к набережной, неподалеку от галереи. И эти же девчонки помогают разгружать эти невероятной величины музейные ящики» — говорит преподаватель истории Аркадий Константинов.

Разгрузка длилась до 10 октября. Эвакуированные ценности Русского музея и Третьяковской галереи разместилисьв здании Пермской картинной галереи. Коллекции из других музеев во время войны хранились в Троицком летнем соборе в Соликамске.

Григорий Васильевич Танцоров

В музее Пермского речного училища хранится книга боевой славы. В нее занесены имена курсантов, выпускников, преподавателей училища, прошедших Великую Отечественную войну.

Первая запись в книге посвящена Григорию Васильевичу Танцорову. Выпускник училища 1933 года, до войны он работал помощником капитана на речных судах на Каме. В 1942 году, отказавшись от брони, полагавшейся ему, как работнику водного транспорта, ушел на фронт добровольцем.

6 марта 1944 года группе танков и самоходно-артиллерийских установок под командованием Григория Танцорова была поставлена задача освободить железнодорожную станцию Збараж. В результате этой боевой операции противник понес серьезные потери, были выведены из строя паровоз бронепоезда, 2 бронетранспортера, орудийная площадка, захвачен склад с горючим.

В ночь на 10 марта шли сражения за освобождение Тернополя. В тяжелом ночном бою танкисты и самоходчики освобождали улицу за улицей. На рассвете самоходка Танцорова была атакована тремя немецкими танками и подбита. Решив, не отступать до последнего, младший лейтенант Григорий Танцоров направил горящую машину на таран.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 мая 1944 г. за мужество и героизм, проявленный в борьбе с гитлеровскими захватчиками Григорию Васильевичу Танцорову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Григорий Танцоров навечно зачислен в списки плавсостава Камского речного пароходства. Его именем названы улицы в Перми и Тернополе, а также на его родине в селе Золотом Саратовской области.

Вечная память Героям!

Громов Михаил Федорович

Громов Михаил Федорович – начальник Пермского речного училища (с 1958 по 1985 г.)

Михаил Фёдорович родился 21 ноября 1924 г. в д. Мулино, Ивановской обл.

Повестку в военкомат недавний выпускник средней школы, 17-летний Миша Громов получил в октябре 42-го. Он был зачислен в танковое училище. А уже через год в молодой лейтенант направляется на 1-й Украинский фронт в состав 54-й гв. танковой бригады 3-й танковой армии генерала Рыбалко.

При проведении Житомирской операции, за освобождение г. Янушполя, Михаил Фёдорович получил свой первый орден Боевого Красного Знамени, там же получил свое первое осколочное ранение. После госпиталя снова фронт.

В марте 1944-го, Михаил Громов, как командир лучшего экипажа, в торжественной обстановке получает новый танк. Это именной танк, на броне которого надпись — Житомирский колхозник. Деньги на него собирали колхозники села Снячева Житомирской области, в письме к И.В. Сталину они попросили приобрести на собранные средства танк для фронта.

На этом памятном танке Михаил Фёдорович участвовал в боях за Тернополь. В августе 1944 г. на Сандомирском плацдарме был снова ранен. В начале 1945 г. советские войска, сломив немецкую оборону по р. Висла, вступили на территорию Германии. В феврале 1945 г. батальон, в котором сражался Михаил Фёдорович занял г. Бунцлау. Здесь же Михаил Громов был тяжело ранен. В результате ранения потерял ногу.

После войны Михаил Громов вернулся к своей мечте – поступил в институт инженеров водного транспорта. Вступительные сдал на тройки, за годы войны школьные науки позабылись. Став студентом, всерьез взялся за учебу и первую же сессию сдал на отлично.

С Пермским речным училищем у Михаила Федоровича связано 30 лет жизни. 27 лет он руководил учебным заведением, 3 года был преподавателем. При нем были построены первый учебный корпус в Мотовилихе, учебная мастерская и общежитие – ставшие началом современного студенческого городка.

Публикация подготовлена руководителем музея истории Пермского речного училища Сергеем Штейниковым.

Использованы материалы книги «Пермское речное училище. 100 лет в фарватере»